Информация

Партнеры


  • Информационный
    партнер 2015 года
     
  • Телеканал Дождь

  • Партнеры
    прошлых лет
     
  • Радио Эхо Москвы

  • Совершенно секретно

  • Уроки истории

Другие
гранты
Фонда

«Эта книга – своеобразный долг памяти, о котором необходимо постоянно напоминать»

10 ноября 2015

Историк, писатель и художник Ксения Кривошеина о новомученице матери Марии, ее борьбе в миру против тоталитаризма и проблемах исторической памяти России

Ксения Кривошеина номинирована на Премию Егора Гайдара -2015 за работу над книгой «Мать Мария (Скобцова). Святая наших дней».

Вы и художник, и писатель, и историк, и активно участвуете в церковной жизни. Как вы сами определяете себя и какие занятия считаете приоритетными?

Я тридцать лет занималась иллюстрациями и живописью, первые пробы пера были в 90-е годы. Потом я написала текст «Русская рулетка» – это повесть о моей встрече с мужем Никитой и трагической судьбе моего отца. Повесть появилась в журнале «Звезда» и имела большой резонанс. Наверное, через этот успех я и подхватила «писательский вирус», потому что дальше последовали статьи и несколько книг. Но двумя делами одновременно заниматься трудно, и постепенно увлеченность словом и историей во мне перевесила живопись.

Насколько я поняла, книга о матери Марии является таким трудом, над которым вы работаете уже очень много лет и в который вкладываете много сил. Почему вы выбрали именно эту героиню? Святых нового времени все-таки достаточно много. Что сроднило вас так надолго именно с этой личностью?

Простите за мистику, но думаю, что я ничего не выбирала, а это мать Мария выбрала меня. После ухода в мир иной моего свекра Игоря Александровича Кривошеина в 1987 году мне остался в наследство довольно большой архив – чемоданы писем, фотографий и папок с историческими документами. Мой свекор был репатриантом из Парижа, и сначала попал как участник движения Сопротивления во Франции в Дахау, затем по обвинению в «сотрудничестве с международной буржуазией» прошел Тайшетский лагерь ГУЛАГа. После возвращения он стал активно рассказывать о матери Марии, которую он знал лично и с которой тесно сотрудничал, помогая жертвам фашизма. По мере того, как я перелистывала записи в его тетрадях и вчитывалась в старые вырезки газет, я все глубже и глубже окуналась в жизнь и судьбу этой одной из самых замечательных женщин русской эмиграции.

Да, за последние десятилетия в России было канонизировано много новомучеников. Это люди, пострадавшие за веру от коммунистического режима. Почти у каждого из них есть своя икона и, конечно, житие. Но сейчас некоторые люди всячески хотят представить мать Марию как не достойную святости, упрекая ее в грехах и особенно акцентируя, что «она курила и не была традиционной монахиней». Но где проходит линия «святой-несвятой»? И как тогда быть с апостолом Павлом, который был сборщиком податей и гонителем христиан? В своей книге я постаралась как можно откровеннее и объективнее рассказать о всех этапах жизни и служении матери Марии, которая закончила свой сложный путь на Голгофе Равенсбрюкского лагеря смерти в 1945 году. Я не могу выступать ее адвокатом и защитником, но могу сказать, что ее личность все более и более привлекает к себе самое пристальное внимание историков, исследователей и верующих во всем мире, которые в ее текстах, звучащих сегодня особенно ярко, находят ответы на вечные вопросы. Она прямо писала о лживости революционных идей, осуждала убийственную политику тоталитаризма и призывала никогда не забывать этих страшных «окаянных дней».

И еще. В этой книге мне хотелось рассказать не только о матери Марии, но и о России, о личности Лизы Пиленко (будущей монахини Марии), родившейся в мире нерушимых традиций, любви, надежды и веры, о том, как все это разрушилось в 1917 году, который принес несчастье всему миру кровавыми репрессиями, убийствами в ходе Гражданской войны и нескончаемым потоком беженцев. Эта книга наполнена рассказами об эмиграции и русском Сопротивлении, о том, как складывалась жизнь писателей и философов, каким искушениям и даже страшным предательствам подверглась семья самой матери Марии. Ее дочь встала на путь марксистских заблуждений, ее заманили в НКВД, вывезли в СССР, и там она таинственно погибла. Эта книга – своеобразный долг памяти, о котором необходимо постоянно напоминать.

Это ваша первая такая большая исследовательская работа?

О нет, это уже моя третья большая книга о матери Марии (Скобцовой). Первая – «Красота спасающая» – вышла в 2004 году в петербургском издательстве «Искусство», вторая – в известном парижском католическом издательстве «Cerf». В результате этих двух книг плюс нескольких отдельных статей в толстых журналах, в том числе в «Звезде», мне удалось организовать выставки произведений матери Марии и несколько конференций в Питере и Риге – там установлена мемориальная доска на доме, где она родилась. А после издательство «Эксмо» неожиданно предложило мне написать эту монографию, и я очень благодарна, что они смогли опубликовать в книге много редких архивных фотографий и целый альбом цветных иллюстраций с работами матери Марии. Получилось полное представление этой уникальной личности. Это действительно большая книга о ее жизни, творчестве и судьбе.

И все-таки кем вы себя больше ощущали, когда работали над книгой: писателем, историком, православным активистом?

В работе над книгой о матери Марии я прежде всего ставила задачу быть во всем исторически правдивой. Но хотелось, опираясь на архивы, с максимальными ссылками на источники, написать книгу не сухим академическим языком, а живым, литературным. Надеюсь, что я справилась с задачей. Издательство попросило, чтобы книга, невзирая на историчность, была понятна и интересна широкому читателю, который никогда не слышал о матери Марии и ее окружении, так чтобы он сумел понять эту разорванность «русских здесь» и «русских за границей». Моя скромная православная деятельность в данном случае никак не может равняться с великим милосердием матери Марии. Я здесь выступаю только в качестве просветителя и популяризатора этой замечательной женщины с уникальной судьбой и редкими универсальными талантами. Главное, чтобы молодое поколение русских читателей узнало о ней.

То есть была обширная работа с архивами и документами, и многое, наверное, было впервые введено в научный оборот?

Да, в своей работе я опиралась, конечно, на архивы. Это были архивы семейные, очень значительные, архивы Бахметьевского фонда США. Кроме того, документальные свидетельства людей, знавших мать Марию и оставивших о ней воспоминания. В книге есть большой раздел «Архивы», где помещены эти тексты. Собирались эти редкие документы долго, поскольку они разбросаны по всему миру: СССР-Россия, Латвия, Эстония, Англия, Франция, Польша, Германия, Америка… В 2000 году я создала сайт «Мать Мария», который постоянно пополняю. Здесь можно увидеть и ее живопись – акварели, рисунки, и стихи, и богословские эссе, и воспоминания и переписку с ее кумиром и любовью – поэтом Александром Блоком. В этой книге впервые публикуется подробная биография монахини Марии, летопись земного пути этой женщины, чье имя входит в совсем немногочисленный список людей, о которых можно было бы сказать, что это настоящие христиане ХХ века. Ее жизнь сначала в России, а затем в эмиграции была очень деятельной и яркой, и я хотела убрать некоторые «белые пятна» в ее истории. Ведь в СССР мать Марию преподносили обществу как партизанку и советскую патриотку, а на Западе – как борца с косным православием и заступницу евреев. Это противостояние вокруг многогранной личности матери Марии продолжается до сих пор. Но все гораздо сложнее.

Получается, что даже новомученики не избежали проблем с исторической памятью и осознанием советского прошлого?

Да. Вроде и новомучениками признаны, и храмы в их честь открываются. Но так странно происходит, что даже в церковной среде об этих людях стараются не говорить и не особенно вспоминать их страшную смерть от рук большевиков. Хотя, казалось бы, проделана большая и полезная работа: открыто капище Полигона Бутово, где были расстреляны тысячи людей, рассказано о Соловецком лагере (только теперь из музея монастыря фотографии лагеря и узников почти исчезли), есть поклонный крест в Москве, привезенный из Соловков, есть камень на Лубянской площади, изданы мартирологи расстрелянных, многочисленные сайты посвящены погибшим в ГУЛАГе – по всей России рассыпаны эти островки памяти… Но, что-то буксует! Не входят в сознание людей ни слова молитвы о невинно убиенных, ни готовность «беспокоить себя ужасами», ни желание проникнуться покаянием и расставить акценты. Потому что если молится новомученикам, то нужно читать молитву «избавьте нас от Ленина, Сталина, ГУЛАГА и тоталитаризма». Но как? Когда на Красной площади лежит тот, из-за которого они погибли, а люди молятся, чтобы вернулось то прошлое, из-за которого и погибли новомученики.

Вот и мать Мария, конечно, призвана быть среди таких новомучеников. Она погибла за веру и во имя спасения людей от тоталитаризма. Она была истинной христианкой, по-настоящему и глубоко верующей в Бога, она была русской европейкой, впитавшей в себя культуру XIX-XX веков, воспитанная на французской поэзии, дочь Серебряного века, выросшая и творившая в одной среде с А. Блоком, М. Волошиным, Н. Гончаровой, М. Сарьяном... Личность многоодаренная – писатель, художник, публицист, религиозный деятель, основатель приютов для бедноты и монахиня в миру. Как я пишу: «Она была дочерью своего времени, той Европы и России, которая чаяла катастроф и взрывов, чуяла и предрекала безысходность. Путь, на который она вступила, был действительно „горний и долгий‟, Господь указал ей тернистый путь, уврачевал язвы прошлого, и она, как египетская блудница, пала ниц и обнажила перед Богом всю свою душу».